"А я разведчик..."

20 июня 2009, "www.muzkom.net"

20 июня исполняется 25 лет творческой деятельности

на сцене Свердловского театра музыкальной комедии

артиста Александра Вахрушева

Юбилейный монолог

Еще в ГИТИСе наш философ говорил мне: "Саша, тебе будет очень сложно быть актером - ты слишком любишь "копаться", думать, углубляться, искать. А актёр должен быть наивным, даже глуповатым - не раздумывая - сразу в прорубь!". И он оказался прав, мне было потом часто сложно. А в искусстве, как в армии, кто-то хочет быть в штабе, кто-то в окопах, а я по натуре разведчик, причем часто на вражеской территории. Мне знакомо состояние "против течения", когда надо выдержать и выстоять - я горец, родился в горах Тянь-Шаня, среди горных бурных речек, романтик по натуре, да и по воспитанию, и эта горская закваска всегда во мне оставалась.

 

Родом из детства

Детство я провел в Чуйской долине среди гор, в Киргизии, в деревне с очень "киргизским" названием Ивановка. Мама моя великолепно пела, особенно украинские песни (ведь предки по её линии - с Полтавщины). Я пел с ней, пел в школе, ездил на смотры и фестивали. Так что моя склонность к театру - это врождённое. Почему актер музыкального театра? Я хотел именно петь и танцевать одновременно, двигаться... Первое, что я увидел в театре - это балет и концерт оперной солистки. Музыка и пластика для меня с тех пор стали одним целым, и с тех пор я точно знаю, что человек молод, пока в жизни его есть движение.

Первые шаги

20 июня, получив аттестат с одними пятерками, я поехал в Москву и поступил на переводческий факультет. Но проучился там всего год - петь при этом не переставал, занимался в студии - ансамбле оперетты, постоянно ходил в московские театры, был влюблён в Татьяну Шмыгу... И в конце концов моя подруга по ансамблю уговорила меня попробовать поступить в ГИТИС - и я сразу попал к Борису Покровскому, гениальному Мастеру оперной режиссуры. После института я должен был остаться в Москве - уже подписал московское распределение, работал в Московской оперетте, рядом с мастерами... Но после музыкальной ярмарки в Екатеринбурге под председательством Натальи Шпиллер я получил свыше десятка приглашений в разные города. Вскоре я уехал в Пятигорск, где мне наобещали золотые горы. Да и я рассчитал, что в Москве я долго буду на ролях "кушать подано", а в Пятигорске сыграю сразу ведущие. Главные роли у меня действительно сразу появились, причем именно тогда в моем творчестве определись две основные линии - современный герой (как Сергей в "Будет завтра" Флярковского) и герой классический (как Тони в "Принцессе цирка", Россильон, Ионель в легаровских опереттах). Работал я там 2 года и скоро сбежал от лирических героев в Ростов. Там был тогда очень интересный театр с прекрасными актёрами, но работал я по 30 -35 спектаклей в месяц и понял, что брать надо не количеством, а качеством.

Какими судьбами?

В Свердловск меня привела любовь к современному театру, экспериментам, которую нам уже на первом курсе привил Покровский. Он всегда твердил нам: "Приносите новое, следите за приметами времени!". И мы уже на первом курсе занимались современной драматургией, ходили на концерты всех гастролеров, были свидетелями всего лучшего. Б.А. заставлял нас читать Мейерхольда, Фрейда, многие запрещенные в то время вещи. И заложенный им дух экспериментаторства и привел меня в Екатеринбург. Мне хотелось играть современного героя, а такое можно было позволить себе только в "лаборатории советской оперетты" - а сейчас, пожалуй, и русского мюзикла. Авторские спектакли создавались именно здесь, а потом уже шли в московских театрах, поэтому многие роли я исполнял первым в стране, мне довелось работать со многими композиторами и драматургами. Оказался я здесь, как и многие, благодаря великому Владимиру Акимовичу Курочкину. 20 июня я приехал в Свердловск, в театр, на прослушивании пел Зупана из "Марицы", малоизвестную песню Адоляра из легаровской "Голубой мазурки" и "Звуки твоих речей" Легара. Меня приняли в легендарную труппу с выдающимися мастерами, а через несколько дней узнал, что меня будут вводить на главную роль в спектакль "Царица и велосипед". Мне посоветовали пока присматриваться к репетициям, учить потихоньку роль, но за день до премьеры я узнал, что на генеральной репетиции буду работать именно я. Текст выучил за несколько часов - причем ночью, прогуливаясь по Вознесенской горке, там, где сейчас Храм-на-крови. Быть может, именно энергетика "русской Голгофы" помогла мне за ночь выучить и текст, и музыкальные номера, и генеральную я отработал наизусть. После репетиии Владимир Акимович сказал, что в официальной премьере буду занят именно я. Поэтому, можно сказать, что на екатеринбургскую сцену я влетел на велосипеде, в роли Ефимки Артамонова, русского Левши.

 

Любимые роли

Сложно говорить, ведь роли - они как дети, а только в нашем театре у меня их более пятидесяти. Конечно, первая роль - Ефимка Артамонов, образ уральского мастерового, изобретателя велосипеда... Я уверен, что у нас на Урале живут лучшие люди - именно здесь я встретил свою жену, здесь появилась моя дочка-уралочка. Сержант Пётр Бородин в спектакле "Вчера закончилась война", где работала и Ирина Цыбина, которая одновременно со мной пришла в театр, С 1986 г. вместе с новым главным режиссёром К. С. Стрежневым было сделано множество прекрасных спектаклей.. Дорог мне Лёшка Плетнев в спектакле "О бедном гусаре" А. Петрова - образ гусара - борца за любовь, за честь. Музыкально-вокальным открытием стал для меня Бонифас в "Званом вечере с итальянцами" спектакль был пародией на оперу - а в этом, по-моему, и есть суть оперетт Оффенбаха. Капитан Мешем в "Стакане воды", где за этого жеребца с рапирой боролись лучшие женщины в государстве, Наполеон из "Баядеры", которого я играл в четырех разных вариантах, любящий и страдающий Бони в нашей "Княгине чардаша", очень интересный образ, который, действительно, жалко терять. Тони в "Принцессе цирка" я играл в трех разных вариантах на трех сценах. В Пятигорске, это был "наш", русский мальчик, этакий телёнок, в Ростове был американец, с тросточкой, в канотье, а екатеринбургский Тони - это француз, самый стильный и самый пластичный. Ведь здесь - и современная хореография Эдвальда Смирнова, и прекрасная стрежневская режиссура с учетом всех тонкостей музыкальной драматургии. Для меня наша "Принцесса" - лучшая в стране, если не в мире.

Про "Сats"

В Москве по дороге с премьеры рок-оперы "Иисус Христос Суперзвезда" увидел объявление о наборе артистов в мюзикл в Гамбурге. Я был уверен, что это розыгрыш, но позвонил и попал на прослушивание. Снова пел "Звуки твоих речей" Легара, которого немцы так любят, и скоро получил телеграмму с приглашением на второй тур. После огромного кастинга выбрали всего семь человек - и меня в их числе. Я отпросился у Кирилла Савельевича - он, главный специалист по мюзиклам в нашей стране, понимал, что для меня это уникальный шанс, и отпустил на сезон. Надо сказать, что эта работа была для меня большим искушением - я вполне мог остаться в Германии. Но здесь в России меня ждали роли, здесь была моя семья - я понял, что должен быть в Екатеринбурге, и сегодня рад, что все-таки вернулся.

Дочка

Катюша для нас с женой была настоящим подарком свыше, а для меня - ещё и наградой за то, что остался в Екатеринбурге, ведь появилась она как раз после моего возвращения из Германии. С рождением дочки жизнь словно озарилась любовью, я начал смотреть на мир глазами ребенка. Она много чего перепробовала - занималась балетом, и я надеялся, что Катя станет как моя любимая балерина Екатерина Максимова, в честь которой я её и назвал. Потом она увлеклась музыкальным театром, занималась в нашей детской студии, и я начал, было, надеяться, то дочурка станет звездой мюзикла. Но после ухода жены, Катя забросила многие прежние увлечения, зато теперь серьезно интересуется естественными науками и хочет стать врачом. И это меня радует - во-первых, когда-то моя мама сама медик и очень хотела, чтоб я стал доктором, а во-вторых, свою профессию я тоже считаю целительной, так что мы с дочкой мыслим в одном направлении.

Ожидания

Я рад, что сейчас в нашем театре работают с серьезным драматургическим материалом, что именно у нас рождается русский мюзикл. О нем много спорят, но ведь мюзикл - это и есть, сокращённо, от musical comedy, музыкальная комедия, наш родной жанр. Мой любимый писатель - Достоевский, и мне было бы очень интересен образ, например, князя Мышкина в мюзикле или как бы смотрелись в этом жанре Хлестаков, Чацкий и даже Гамлет. Я очень рад был, когда у нас появилась "Свадьба Кречинского", рад, что у нас ставят авторские спектакли, ведь когда работаешь непосредственно с авторами мюзикла, творчество становится со-творчеством. Мы в театре большая семья - такая семья, где каждый должен много работать. У меня сейчас это не совсем получается, ведь за последние годы новых больших ролей у меня, к сожалению, не было - и, быть может, это такая своеобразная "расплата" за мой быстрый рост в начале творческой жизни и за её достойный расцвет. Или за то, что я сотворил себе кумира, которым всегда был для меня театр. Теперь я понимаю, что из-за этого многое недодал своим близким, и ценю то, что меньшая занятость в театре позволяет мне чаще быть с дочкой. А еще я понял, что жизнь нужно самому делать интересной. Поэтому я по-прежнему разведчик - работаю в новом драматическом спектакле Камерного театра "Сказки старого Арбата", с сегодняшнего дня слежу за фестивалем "Коляда-plays". А к работе я по-прежнему стараюсь относиться философски - аристократически. Ведь чем плебей отличается от аристократа? Для плебея в работе важен результат, любой ценой! - в нашем случае это звания, деньги... А для аристократа - важен сам процесс! Важнее - именно работать. Быть в процессе...

предыдущая     следующая

Все статьи